Наши телефоны
8(8652)21 51 51
8 928 816 70 70

Заказать бесплатный звонок
Главная » Законодательство » Метры под арестом

Метры под арестом

На днях вступило в силу постановление пленума Верховного суда РФ, согласно которому у должников теперь можно арестовывать даже единственное жилье. Выселять за долги на улицу у нас по-прежнему не будут, но распоряжаться своим жильем (например, продать его или прописать у себя в квартире других людей) неплательщик будет не вправе, пока не рассчитается с кредиторами. По мнению ряда юристов, Верховный суд существенно усилил защиту прав кредитных организаций, ограничив конституционное право россиян распоряжаться своим имуществом.

Правом арестовывать единственное жилище реформа не ограничивается. Если в собственности у должника есть только доля жилья, ее тоже можно будет арестовать. А если человек проживает не в городской квартире, а в частном доме, Верховный суд разрешил отрезать куски от его земельного участка и пускать «лишнюю» землю с молотка в счет уплаты долга. В тексте постановления, правда, сделана оговорка: приставы могут продавать только ту землю, которая превышает минимальный размер земельного участка, а также не могут лишать человека земли, если она нужна для «обеспечения необходимого уровня существования» самому должнику и членам его семьи. Минимальный размер земельного участка сейчас, напомним, составляет 2 гектара для фермерского хозяйства, 6 соток для садоводства и дачного строительства и 4 — для огородничества.

Но вернемся к аресту жилья. Раньше единственное жилье у граждан не арестовывали, потому что, согласно Гражданскому кодексу, оно относится к категории имущества, которое нельзя взыскивать в интересах должника. Сам же человек мог, например, продать свою единственную квартиру, купить на полученные деньги жилье подешевле и расплатиться с кредиторами. Или мог сдать свое жилье в аренду, что тоже становилось сильным подспорьем в деле выплаты, например, кредита. Согласно новому постановлению Верховного суда, сдавать жилье должникам теперь тоже могут запретить: в целях «защиты прав взыскателя» может быть запрещено вселение третьих лиц в арестованное помещение.

Такие жесткие меры Верховный суд объясняет тем, что вырученные от продажи единственного жилья деньги раньше слишком часто не доходили до кредиторов. Теперь неплательщики лишены возможности скрыться с вырученными деньгами: пока человек не расплатится с долгами, квартиру у него реализовать не получится.

Такая логика, правда, не учитывает, что и расплатиться с долгами у него тоже может не получиться. Фактически набравших неподъемные кредиты россиян лишают одной из немногих возможностей выплатить, наконец, оброк, который вместо этого теперь повиснет у них на шее вечным бременем.

— Надо четко различать арест и лишение права собственности, — объяснил «МП» юрист Общества защиты прав потребителей Денис Ульянов. — Продать единственное жилье и выкинуть человека на улицу по-прежнему нельзя. Единственное, чего лишают неплательщика, — это права совершать со своим жильем юридические операции. Раньше должник мог реализовать свое имущество и использовать для погашения долга, но контролировать это было невозможно, что создавало почву для возможных финансовых спекуляций. Другие аспекты постановления Верховного суда вызывают значительно большее недоумение. Например, не совсем понятно, о каких долях жилья в данном случае идет речь, ведь по нашему законодательству квартира является единым и неделимым объектом. Целый ряд пленумов Верховного суда был направлен как раз на то, чтобы никаких коммуналок у нас в стране больше не существовало. Отчуждать у человека часть земельного участка неразумно, потому что на 1 или 2 сотки земли найти покупателя достаточно тяжело. Но даже с реализацией более крупных земельных участков могут возникнуть проблемы, которые связаны с организацией работы Федеральной cлужбы cудебных приставов. Дело в том, что у нас все реализуемое приставами имущество продается на аукционах. Не могу сказать, как определяется цена именно на землю, но вообще стартовые цены на таких торгах очень и очень низкие. Принять в них участие может любой человек, достаточно следить за свежими объявлениями на сайте ФСПП. С другой стороны, аукционы ФСПП — это не магазин, покупатель не может выбрать тот участок и с теми коммуникациями, который ему действительно нравится, а может только успеть приобрести имеющийся по сниженной цене. Скорее всего в таких случаях землю просто будет выкупать обратно прежний владелец. Но это все в теории, а говорить о практике невозможно, пока не появятся первые судебные решения.

Другие юристы считают, что грань между арестом и изъятием имущества достаточно тонка, и рано или поздно российские законодатели могут захотеть перейти и ее.

— Принятие этого постановления приведет к резкому обнищанию населения, — высказал «МП» свою точку зрения представитель юридической компании «Лидер Права» Илья Николаев. — Положение людей, оказавшихся в «кредитном рабстве», и без того очень тяжелое, а такими реформами его можно только ухудшить. Если российское законодательство продолжат корректировать в интересах кредитных организаций, а не простых россиян, недалека ситуация, когда человека по решению суда начнут выселять из единственного жилья. Люди в конце концов начнут оставаться просто на улице.

Также, по мнению ряда юристов, новое постановление противоречит 35-й статье Конституции РФ, в которой говорится, что «каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами». Теперь вот выясняется, что бывают и такие ситуации, когда человек собственной квартирой распоряжаться не вправе, потому что интересы кредитных организаций оказываются важнее.

В тексте постановления Пленума Верховного суда всего 88 пунктов, уточняющих порядок проведения исполнительного производства. Право арестовывать единственное жилье оказалось наиболее нашумевшей из этих инициатив, но есть в нем и другие любопытные пункты. Например, согласно действующему доселе законодательству, стоимость арестовываемого имущества должна быть адекватна сумме долга, которую не выплатил человек. Новое постановление разрешает арестовывать дорогое имущество даже для уплаты очень небольшого долга (грубо говоря, автомобиль в качестве компенсации за невыплаченный штраф ГИБДД), если у должника нет других активов, которые можно арестовывать. Постановление также значительно расширяет права судебных приставов, разрешая им, например, оспаривать оценку стоимости реализуемого имущества должника.

Любопытно, что принято было это постановление в момент, когда, согласно оценкам Объединенного кредитного бюро, непогашенные кредиты в России имеет больше половины работоспособного населения страны (порядка 40 миллионов человек). 41% россиян, расплатившись по взятому банковскому кредиту, оказываются за чертой бедности: к таким результатам пришли в ходе исследования специалисты Высшей школы экономики. Общая сумма долга россиян перед банками уже достигла колоссальной суммы в 1,3 триллиона рублей: многие должны сразу нескольким банкам, не успев погасить один кредит, сразу бросаются брать следующий. За год кризиса начался взрывной рост количества проблемных долгов — каждый пятый кредит не выплачивается в срок, каждый десятый банки уже признали безнадежным.

Увы, в такой печальной экономической ситуации продолжают утверждаться реформы, которые направлены не на облегчение «кредитного рабства» для десятков миллионов жителей страны, а на упрощение процедуры взыскания долгов и ухудшение положения должников.

арест

Комментарии закрыты.